Ослабь вожжи!

Рабби Яаков-Йосеф из Полонного одно время был раввином в Шаргороде. Придя как-то раз утром ...

 
Рабби Яаков-Йосеф из Полонного одно время был раввином в Шаргороде. Придя как-то раз утром в синагогу, он с удивлением обнаружил, что она пустует.
- Где же наши евреи? - спросил он служку.

- На базаре, - ответил тот. - Они шли в синагогу, но по дороге их остановил какой-то незнакомец. Он рассказывает им истории, одну за другой, да так хорошо, что никто не в силах уйти!

Рабби Яаков-Йосеф не на шутку рассердился:

- И это в тот час, когда следует молиться! Какое бесстыдство! Ну-ка, тащи сюда этого рассказчика!

Служка послушно отправился выполнять поручение. Между тем незнакомец закончил, наконец, свои бесконечные истории и отправился с рынка на постоялый двор.

- Раввин требует, чтобы ты немедленно явился к нему, - сказал служка. Рассказчик, собиравшийся покурить свою трубку, спрятал ее в карман и послушно пошел в синагогу.
Рабби Яаков-Йосеф даже не поднялся к нему навстречу.
- Кто ты такой и как ты смеешь сбивать эту общину с путей Господа?
- Не сердись, - смиренно ответил незнакомец. - Лучше послушай-ка одну историю.

- Что?! - возмутился раввин. – Снова байки? Да как ты смеешь!

- Гнев - это как раз то, что следует держать в узде, рабби, - спокойно ответил рассказчик.

Что-то в его голосе заставило Шаргородского раввина замолчать и выслушать пришельца.
- Так вот, - сказал Баал Шем-Тов (а это был именно он), - эта история приключилась со мной. Как-то ехал я в повозке, запряженной тремя разномастными лошадьми. Но ни одна из них за всю дорогу не заржала. Я никак не мог понять, в чем дело. Пока один крестьянин, попавшийся мне навстречу, не крикнул: "Ослабь вожжи!" Я послушался. В ту же секунду все три лошади заржали.

Словно молния осветила рабби Яакову-Йосефу смысл услышанной притчи: душа не может звучать и трепетать, если ее душит обилие запретов. Душа должна быть свободной.

Шаргородский раввин заплакал. До сегодняшнего дня он даже не знал, что такое настоящие рыдания. Слезы душили его и застилали глаза, и он не заметил, как Баал Шем-Тов вышел.

Что случилось впоследствии? Рабби Яаков-Йосеф стал одним из ближайших учеников Баал Шем-Това.
 

שתף לחברים

שתף