Найти себя

Тяга израильтян к путешествиям общеизвестна, поездки по странам мира стали чуть ли не национальным ...

Тяга израильтян к путешествиям общеизвестна, поездки по странам мира стали чуть ли не национальным спортом. Немало среди них любителей дальневосточной экзотики, особенно среди молодежи, отправляющейся за тридевять земель с рюкзаком за плечами. Пребывание на чужбине, вдали от родных краев порождает особую близость и теплоту встреч с земляками.
 
И вот там, в экзотических странах, почему-то вообще ничего не слышно о вражде или даже неприязни между религиозными и нерелигиозными израильтянами. Более того: примечательно, что знакомство с еврейскими обычаями и с религиозными евреями для нерелигиозных начинается именно там, на чужбине. Именно там как-то само собой возникает чувство причастности к еврейству. И тогда выясняется, что чуть ли не единственным местом за границей, где израильтянина-бродягу с рюкзаком за плечами привечают как родного, оказывается Бейт-Хабад.
Бейт-Хабад в столице Таиланда Бангкоке стал для многих очагом тепла и уюта на самом краю света. Во главе его стоит рав Нехемья Вильгельм, который руководит всей работой.
Именно там тысячи израильтян -битников начали путь к своим корням. Одним из них стал Эял Крочи. После армии он отправился на Дальний Восток, в Индию на несколько месяцев, которые растянулись на долгие 11 лет. Он увлекся буддизмом. Хотя чтение книг всегда нагоняло на него сон, но книги по буддизму захватили его с головой.
Прошло несколько лет интенсивного увлечения буддизмом, и Эял почувствовал, что уперся в тупик, - не было в буддизме ответа на кардинальные вопросы. Тогда он отправился в  Таиланд, где арендовал участок на отдаленном острове и открыл там центр по обучению йоге и медитации.
 
И вот, что говорит Эял:
- Остров был отрезан от цивилизации, там царили тишина и нетронутая природа. И это захватило меня. Через 7 месяцев место заполнилось любителями тишины, для которых я стал наставником по йоге и медитации.
 
На острове были хижины, которые Эял оборудовал для приема гостей и ночлега, включая столовую и пр. Успех превзошел все ожидания – все места были забиты. Эял с головой ушел в этот бизнес.
Но однажды его стал бередить вопрос о смысле жизни, внутренний голос не давал ему покоя. В то время он решил устроить жизнь с одной местной особой.
Чтобы сыграть свадьбу он обратился к р. Н. Вильгельму в Бангкоке. Беседа длилась долго, и у Эяла появились немалые сомнения в правильности выбора.
 
Рав Н. Вильгельм, - вспоминает Эял, - разъяснил, что брак с нееврейкой лишит меня душевного покоя и равновесия, и он сумел убедить меня. Поэтому я заморозил эту идею.
 
Задушевная беседа дала свои плоды, и Эял стал наведываться в Бейт-Хабад при каждом визите в Бангкок с целью заказа продуктов и товаров для своей гостиницы на острове. Там он получал порцию духовной пищи и убедился, что ответы на все свои вопросы он находит в Бейт-Хабаде на лекциях и на занятиях по книге Танья.
Однажды он оказался там 3-го тамуза, на вечере, посвященном памяти Любавичского Ребе, его учению и деятельности. Что-то у Эяла в душе сдвинулось, и он решил ежедневно надевать тфиллин. Так начался его путь к еврейскому образу жизни. Это был долгий и нелегкий путь, но Отец Небесный поддерживал его и направлял его шаги, как вспоминает Эял.
Сегодня Эял инструктирует посетителей института "Essence " в Цфате, и проводит лекции по еврейской мистике и хасидизму. 
 

שתף לחברים

שתף